Комплексный анализ текста в процессе сопоставления произведений изобразительного и словесного искусства

Кофанова Валентина Николаевна

Учитель русского языка и литературы, МАОУ "СОШ №40", г. Старый Оскол

Ссылка на статью, при указании в списке литературы (по ГОСТ Р 7.0.5–2008):

Кофанова В.Н. Комплексный анализ текста в процессе сопоставления произведений изобразительного и словесного искусства // Совушка. 2020. N1 (19). URL: https://kssovushka.ru/zhurnal/19/ (дата обращения: 14.07.2020).

Заказ № 514378


 

М.А. Врубель и А.А. Блок – две яркие фигуры в русском искусстве конца ХIХ - начала ХХ века. 

Александр Александрович Блок (1880 - 1921) – явление в русской литературе исключительное. Поэзию ХХ в. невозможно представить без Блока - с его свободным, смелым даром, с его светлым и одновременно трагическим мироощущением русского человека на стыке двух столетий, с его нераздельностью с судьбой России. 

Михаил Александрович Врубель (1856 - 1910) – один из величайших мастеров русского искусства. Связь личности Врубеля с эпохой, в которой он жил, оказалась более сложной, чем у многих его современников. Художник запечатлел в символических образах своих произведений противоречия, борения, трагедию и духовные поиски своего времени, но картины Врубеля с трудом пробивали дорогу признания. Как пишет искусствовед П.К. Суздалев: «Врубель ощущал враждебность к себе не только известных членов Товарищества передвижных выставок, но и своих сверстников - молодых художников... искусство Врубеля было неприемлемо и опасно прежде всего тем, что оно заключало в себе новую эстетику, живописное видение мира и иную изобразительную систему языка...» [5, с. 103]. Долгое время о Врубеле не могли судить спокойно, не впадая в крайности. Или кричали: «Дикое уродство... декадентский бред!» - или поспешно создавали вокруг художника ореол невероятной легенды, чуть ли не отождествляя его самого с великим искусителем - Демоном. 

В начале 1900-х годов Врубелю была близка идея о «пересоздании» жизни и человечества как главной цели культуры и искусства. Эта мысль могла способствовать его переходу от сказочно-поэтических образов «Пана», «Царевны – Лебедь», «Сирени» к его трагическому герою.

Причем Врубель пришел к мысли о «пересоздании» человека искусством раньше русских символистов, независимо от них. Философско-религиозные и философско-эстетические статьи и книги символистов появились в основном после «Поверженного Демона». Таким образом, на рубеже веков, когда Врубель писал свое программное произведение – «образ сильного и возвышенного в человеке» (термин П.К. Суздалева), ему было свойственно понимание искусства как орудия пересоздания жизни. Изменения в его сознании были обусловлены тем, что в годы назревания русской революции «пересоздание» жизни как главная задача общественного движения осознавалась массами, в том числе и широкими слоями русской интеллигенции. 

Поэты-символисты видели в художнике учителя, в том числе и Александр Блок. Для символистов творчество Врубеля было образом служения нравственному долгу, художника, по выражению Блока, «в черном воздухе Ада прозревающего иные миры». 

Будучи современниками, поэт и художник знакомы лично не были, более того, А.А. Блок впервые увидел М.А. Врубеля в день похорон художника, где и произнёс единственную речь, но, несмотря на это, между А.А. Блоком и М.А. Врубелем существует теснейшая связь, выражающаяся в общности творческих тем, родственном мировосприятии поэта и художника.

Так, М.А. Врубель в 1890 г. создаёт картину «Демон (сидящий)», а в 1902 г. – «Демон поверженный», в которых, по-нашему мнению, и, особенно, в картине «Демон (сидящий)» отражена глубоко трагичная судьба художника, она, как нам представляется, является иллюстрацией к автобиографии художника. Глядя на неё, ощущаешь внутренний надрыв, душевный надлом героя, охватившее его состояние отрешённости, временной безысходности. Понимаешь, что он как будто бы смят, но не физически, а духовно, что у него искалечена душа. Он вырван из мира, но не погиб, в его глазах ещё есть вера в будущее, дальнейшую жизнь.

А в 1910 г. А.А. Блок дал продолжение врубелевской теме, отозвавшись на неё стихотворением «Демон», в котором поэт объединил оба образа художника, дав характеристику современности и выразив собственные творческие переживания.

Всякий раз, когда смотришь на картину М.А. Врубеля «Демон (сидящий)» и читаешь стихотворение А.А. Блока «Демон» 1910 г., в сознании всплывает отрывок из повести Л.Н. Толстого «Хаджи – Мурат», взгляды которого также были близки поэту и о значении которого он писал в предисловии к поэме «Возмездие»: «1910 год – это смерть Комиссаржевской, смерть Врубеля и смерть Толстого. <...> С Толстым умерла человеческая нежность – мудрая человечность» [3, с. 295]. Приводимые строки из повести писателя представляются нам очень созвучными с произведениями поэта и художника: «Куст «татарина» состоял из трёх отростков. Один был оторван, и, как отрубленная рука, торчал остаток ветки. На других двух было на каждом по цветку. Цветки эти когда-то были красные, теперь же были совсем чёрные. Один стебель был сломан, и половина его, с грязным цветком на конце, висела книзу; другой, хотя и вымазанный чернозёмной грязью, всё ещё торчал кверху. Видно было, что весь кустик был переехан колесом и уже после поднялся и потому стоял боком, но всё-таки стоял. Точно вырвали у него кусок тела, вывернули внутренности, оторвали руку, выкололи глаз. Но он всё стоит и не сдаётся человеку, уничтожившему всех его братий кругом его.

«Экая энергия! – подумал я. – Всё победил человек, миллионы трав уничтожил, а этот всё не сдаётся» [6, с. 386].

Именно эти слова, кажется, дополняют творческие биографии художника и поэта и служат характеристикой их эпохи. Они объединяют в себе судьбы Демона, Врубеля, Блока и любого неординарного, нестандартного человека, выражаясь в образе куста «татарина».

Таким образом, связь словесного и изобразительного искусств очевидна. Изучение литературного процесса в контексте всей художественной культуры эпохи, в сопоставлении с другими видами искусства является одним из самых эффективных и перспективных направлений, способствующих наиболее полному пониманию произведения. 

Так, по мнению Д.С. Лихачёва, «сближения между искусствами и изучение их расхождений между собой позволяют вскрыть такие закономерности и такие факты, которые оставались бы для нас скрытыми, если бы мы изучали каждое искусство (и в том числе литературу) изолированно друг от друга… мы должны заботиться о расширении сферы наблюдений над аналогиями в различных искусствах. Поиски аналогий - один из основных приёмов историко-литературного и искусствоведческого анализа. Аналогии могут многое выявить и объяснить» [4, с. 32].

А М. Бахтин, размышляя о перспективах дальнейшего развития науки о литературе, указывал, что одной из самых важнейших задач современного литературоведения является изучение литературы в «целостном контексте всей культуры данной эпохи», в противном же случае «могучие глубинные течения культуры… действительно определяющие творчество писателей, остаются не раскрытыми, а иногда и вовсе не известными исследователям. При таком подходе невозможно проникновение в глубину больших произведений и сама литература начинает казаться каким–то мелким и несерьёзным делом» [2, с. 329-330].

Таким образом, сравнительный анализ произведений словесного и изобразительного искусства поможет глубже и полнее понять художественный смысл произведения литературы и будет способствовать раскрытию темы исследования.

Надо отметить, что проблема взаимоотношения А.А. Блока и М.А. Врубеля пока мало изучена в нашем литературоведении. Однако известно, что Блок серьезно интересовался жизнью и творчеством Врубеля, неоднократно писал о нем в своих статьях, упоминал в дневниках и письмах, говорил о художнике в предисловии к поэме «Возмездие» и других своих работах. 

Сложная связь между изобразительным искусством живописи и «музыкальным» [1, с. 20] методом поэзии Блока осуществлялась благодаря тому, что Блок яснее, чем большинство символистов, видел в живописи другое искусство, отличное от поэзии, он видел в ней то, чего недостает его поэзии, то есть в самой жизни, и хотел поэтически возместить этот недостаток. 

Близость художественных натур Блока и Врубеля так очевидна, что ее в разной степени отмечают почти все исследователи их творчества. Интуитивно эту близость почувствовали еще их современники. При оценке стихотворений Блока критики символистского толка часто прибегали к аналогиям с творчеством Врубеля. С. Соловьев, например, так характеризовал изменение блоковской лирики второго тома: «белые краски исчезали с его палитры, заменялись розовыми, чтобы погаснуть в черно - фиолетовых сплавах, в диком врубелевском колорите» [7, с. 175]. Действительно, в творчестве, миропонимании и мироощущении А. Блока, на определенном этапе жизни, было очень много общего с Михаилом Врубелем, и поэтому, говорить о творчестве А. Блока, а в особенности о демонической теме, берущей начало от демонов Врубеля, не сказав ничего о Михаиле Александровиче, просто невозможно. 

 

Литература:

  1. Альфонсов В.Н. Слова и краски. М., 1966. 244 с.
  2. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. 424 с.
  3. Блок А. Собрание сочинений. В 8 т. Т.3. Стихотворения и поэмы 1907 – 1921. М., Л.: Гос. изд-во худ. лит., 1960. 715 с.
  4. Лихачёв Д.С. Поэтика древнерусской литературы. Л.: Наука, 1967. 372 с.
  5. Суздалев П.К. Врубель. Личность. Мировоззрение. Метод. М., 1984. 480 с.
  6. Толстой Л.Н., Повести. Рассказы. М.: Сов. Россия, 1985. 512 с.
  7. Турков А.М. Александр Блок. М., 1969. 320 с.